Автор проекта

Александр Соколов

Выпускник Марийского государственного университета. Историк, археолог, этнолог, журналист.

Старший научный сотрудник Центра археолого-этнографических исследований МарГУ.

«Блажен, кто память предков чтит»

(Гёте)

МАРИЙСКИЙ КРАЙ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ

МАРИЙСКИЙ КРАЙ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ

 

Получено 31 июля 1918 г. Вх. № 1037                                     Копия

Совершенно доверительно

Комиссару Юстиции по Царевококшайскому уезду

                                                               Народнаго Судебнаго Следователя 2-го участка

                                                               и Начальника Милиции 3 района Царевококшайскаго

                                                                      уезда

ДОКЛАД

Долгом своей совести и служебною обязанностью считаем довести до сведения Вашего, что за последнее время участились случаи самосуда населения над задерханными преступниками и у меня Судебнаго Следователя 2-го участка, в производстве имеется не одно дело о самосудах, самых жестоких и кошмарных, а именно:

1/ в дер. Ислеть избит и убит вбитою в грудь и сердце мешочною иглою бежавший из под стражи конокрад Самигуллин.

2/ в дер. Ошутьял пойман, избит, исповедован и повешен на кладбище над приготовленной могилой гражд. Ширшов по подозрению в конокрадстве.

3/ в дер. Пектубай-Сле разстрелян по приговору общества один солдат, ударивший палкою другого и масса других случаев, к счастью, лишь не повлекших за собою смерти заподозренных часто благодаря простой случайности и по самым иногда маловажным преступлениям.

Сего числа в селе Морках толпа граждан дер.Юрдур и Выселка из с.Морков, придя скопом в с.Морки, возбужденная и озлобленная крахами лошадей, настойчиво стала требовать от нас выдачи им для самосуда арестованнаго обвиняемого в краже лошадей гр. Балашова и лишь путем самых крайних усилий, убеждений наших, путем клятвенных заверений, что арестованный отпущен не будет и понесет наказание, наконец, путем заверений что они возьмут его только пройдя наши трупы и угрозами оружием, убеждениями о необходимости оставления арестованнаго в живых в интересах раскрытия сообщников и приведением к тому примеров, удалось избежать этого и при этом толпою нам было заявлено условие: если конокрад убежит или будет отпущен на свободу, то за это поплатимся жизнью мы милиционеры.

Население вообще и эта толпа в частности говорит что теперь суд только защищает грабителей, воров и разбойников, которых отпускает на волю и приводит пример гражд. С. Петриковскаго, сначала арестованных потом почему то отпущенных и зачисленных в красную армию, требует объяснения кто это сделал и почему.

Освобождение арестантов в действительности имевшее место за последнее время, даже зачисление их ряды красной армии, создало в народе неверие в суд и возмездие подорвало авторитет судебной власти и милиции и породило недоверие к Советам депутатов, подорвало престиж красной армии, опоры революции, так как население стало на нее всю смотреть как на людей с темным прошлым и в силу стечения обстоятельств стало толкать население, в особенности из народа Мари, на самосуды, так как население, как в данном случае открыто было заявлено, думает и говорит: «всё равно из тюрьмы отпустят или перечислятъ в красную армию», и в их понимании возможность этого не укладывается иначе как с мыслью о том что делается это якобы путем взяток, тем лицам кои могут заключить в тюрьиу и освободить из нея.

Такое ненормальное явление ставит иногда нас при исполнении обязанностей в самое безвыходное и порой отчаянное положение, затрудняющее следствия, а потому просим установить законный порядок принятия мер пресечения обвиняемым способов уклонения от следствия и суда, дабы никто кроме следственных и судебных властей не могли ни отменять ни изменять этих мер не предупредив предварительно лицо, производящее следствие или дознание.В противном же случае в силу необходимости и создавшегося ужаснаго положения как мы так и другие служащие по аналогичным делам принуждены будем оставить должности и предоставить всё или анархии или случаю, так как придя домой, арестованные и освобожденные заявляют, что их «оправдали» и называют «виновными» тех, кто их задержал и терроризируют население, измученное неурядицей, продолжая свои преступные деяния и создают тем самым Контр-революционное настроение среди населения, которое яростно обвиняет в этом ближе соприкасающихся к ним должностных лиц.

Подлинное подписали: Народный Следователь И. Родин. Начальник Милиции Викторов.

№ 101. 28 июля 1918 года

                             С подлинным верно: Секретарь Смирнов

га рмэ.

ЖУРНАЛ

Экстреннаго заседания Исполнительнаго Комитета

Царевококшайскаго Совета крестьянских и Рабочих Депутатов 19/31 марта 1918 год

СЛУШАЛИ:

1, Вызванный по делам службы Исполнительным комитетом Царевококшайский Уездный Воинский Начальник Томилин явился пьяным.

Посланный солдат из социалистической армии Шабдаров для получения справки сообщил, что в канцелярии Уезднаго Воинскаго Начальника дежурнаго писаря не оказалось, а были только два писаря канцелярии и третий сторож; писцы были пьяны и отказались дать требуемыя справки, посланную Воинским Начальником записку прочитав, бросили на пол и угрожали Шабдарову нанести побои.

2, Председатель Судебно-Следственной Комиссии Бутенин, шедший на заседание комиссии по разсмотрению сметы в пути встретил писаря Царевококшайскаго Уезднаго Воинскаго Начальника Шикова в пьяном виде, ругавшагося не приличными словами.

ПОСТАНОВИЛИ:

Немедленно это дело передать для разследования в Судебно-следственную комиссию.

                                                                                         За председателя Совета /подпись/

                                                                                                Секретарь /подпись/

га рмэ.