Автор проекта

Александр Соколов

Выпускник Марийского государственного университета. Историк, археолог, этнолог, журналист.

Старший научный сотрудник Центра археолого-этнографических исследований МарГУ.

«Блажен, кто память предков чтит»

(Гёте)

КОЛЕСНИКОВЫ

КОЛЕСНИКОВЫ

КОЛЕСНИКОВЫ

Закаленная в боях и в труде

В канун 68-й годовщины начала Великой Отечественной войны мы отправились в деревню Водозерье, по адресу, который нам подсказала знакомая жительница Килемар. Здесь живет удивительная женщина, ветеран войны и труда, мать-героиня Анна Михайловна Журавлева.
В день нашего визита хозяйке нездоровилось, но, увидев гостью, она поднялась с постели, чтобы рассказать о себе. Во время беседы самочувствие пожилой женщины заметно улучшилось, ее лицо преобразилось и помолодело, будто сбросила она груз прожитых лет, мысленно возвратясь в свою юность.

Родилась Анна в 1922 году в д. Колотово Санчурского района Кировской области. Она была восьмым ребенком в семье Колесниковых, которым Бог дал 7 сыновей и двух дочерей. Три ее средних брата – Дима, Саша и Митя – умерли в младенчестве, а единственная сестра Ольга в 17 лет скончалась от диабета. Когда родители, Мария Даниловна и Михаил Агеевич, приехали "покорять" наш лесной марийский край, Анютке было всего 5 лет. Там, где сейчас расположена деревня Водозерье, в 1927 году стоял густой лес. В нем в избытке водилась всякая ягода: и черника, и малина, и земляника. Ребятишек лес пугал непролазной чащобой.

Отойдя 20 метров от дома, можно было запросто заблудиться. Новоселы сначала срубили маленький домик, поселились в нем и приступили к строительству большого дома с надворными постройками. Валить лес, пилить его на бревна и доски пришлось с помощью наемной силы. Постепенно обжились на новом месте, обустроили подсобное хозяйство, завели скотину. Раскорчевали участок под огород, стали выращивать хлеб, овощи, картофель и корма для скота. Когда в 1934 году образовался колхоз "Пробуждение", отец устроился туда конюхом, а мать по-прежнему управлялась с делами по дому.

Наступил 1941 год. 19 мая Анне исполнилось 19 лет. Шестой сын Колесниковых Григорий служил в рядах Советской Армии в Литве. Перед самой демобилизацией в последнем письме домой он написал: "Если все будет в порядке, то через два месяца встретимся". Но увидеться с родными ему не довелось. 22 июня началась война. Анна Михайловна вспоминает: “В тот день отмечали 20-летие МАО (Марийской автономной области). Все собрались в сельском клубе на митинг. Но тут включили на полную мощь радиоприемник. Левитан объявил, что враг вероломно напал на нашу страну. Все присутствующие заплакали, головы повесили и разошлись по домам. На следующий день пятерым из Водозерья выдали повестки и увезли их сразу”. Гриша пропал без вести в первые дни тяжелейших боев на западных рубежах нашей страны. Старший сын Колесниковых – Семен – всю войну прослужил в обозе, при кухне. Второго сына – Василия – не взяли на фронт из-за хромоты. Но он тоже был мобилизован, шил в Йошкар-Оле обмундирование для солдат. В ноябре 42-го ушел на войну самый младший из братьев – Петр. К тому времени на всех фронтах шли ожесточенные бои. Семнадцатилетний Петя был отправлен на защиту Ленинграда, который с августа 41-го находился в фашистской блокаде. Он успел написать домой пару писем, из которых родные узнали, что пареньку приходится несладко. Чтоб не обморозить ноги, солдаты "отогревали" их, опуская в холодную речную воду. Был невыносимым и голод: "Чего, мама, напекла, пришли мне, пожалуйста, с дымом", – пытался шутить в письме сквозь слезы младший сын. Потом письма от него перестали приходить, и вскоре семья получила извещение, что Петр пропал без вести. В декабре того же года, по словам Анны Михайловны, начался большой набор, сплошная мобилизация на войну. И она в числе односельчан получила повестку из военкомата. Родители очень переживали за Анюту – война уже отняла двоих сыновей. В военкомат вместо дочери пришел отец. Михаил Агеевич сам просился на войну и умолял оставить дочку дома. Но любящему отцу было отказано: на ту пору ему шел 61-й год. Всех призывников собрали в здании тогдашнего клуба, нынешней церкви. Аню провожала мать. Отправка была назначена на утро следующего дня, и провожатые остались ночевать тут же. Мария Даниловна от переживаний за единственную дочь сильно расхворалась, у нее поднялась температура выше 40 градусов. Утром они простились. Сначала Анну увезли в Йошкар-Олу, а затем в Москву. После распределения она попала в прожекторные войска зенитной артиллерии. Их зенитно-прожекторный расчет состоял из 7 человек: командира взвода, сержанта, наводчика, его помощника, прожекториста (Анны), связиста, и шофера. Два года в составе своего взвода она охраняла московское небо от налетов вражеской авиации. На подступах к Москве расчеты были установлены в шахматном порядке, через каждые 3 километра. Их взвод находился от столицы примерно в 10 км. Ближе, чем на это расстояние, самолеты противника, встреченные плотным кольцом обороны, к Москве не приближались. В конце 44-го года зенитчиков перебросили в Латвию. Республика, хоть и была в составе СССР, не встречала освободителей радушием. Местное население заметно поредело, потому как отступало вместе с немцами. Анна Михайловна рассказывает: "Хозяева ушли, батраки остались. На улицу опасно было выходить, того и гляди, пуля из-за угла настигнет. Военные разместились в пустом доме. Установили во дворе орудия и дежурили на посту по двое по 7-8 часов. По соседству жила женщина, оказалось – русская. Она поведала, что батрачила в одной зажиточной семье, кормила 5 коров. Хозяева сбежали, прихватив утварь и скотину, но 1 корову все же ей оставили. Бывшая батрачка напоила солдат молоком, вынесла немного муки. Постепенно обследовали местность, познакомились с жителями близлежащих хуторов. Даже отметили вместе праздники – Новый год и 1 мая".
Война близилась к завершению, наши войска взяли Берлин. Анна Михайловна хорошо помнит День Победы: "Стою на посту, 2 часа ночи. Вдруг звонок: "Кто у телефона?". "Колесникова", – отвечаю. "Поздравляю Вас с победой, сегодня, 9 мая, подписан акт о капитуляции". Я своему командиру даже спасибо не сказала, побежала в свой расчет. Сколь рот широк, закричала: "Победа!". Все стали прыгать от радости и кричать: "Ура, победа!". А сержант нам говорит: "Чего расскакались, мы и не сомневались, что победа будет за нами". Утром собрали гроши, сколь у кого было, купили в магазине водки и вместе с хуторянами отпраздновали нашу Победу".

Домой Анна вернулась 30 июля 1945 года. На ее гимнастерке красовались медаль "За победу над Германией" и орден Великой Отечественной войны II степени.
Надо было привыкать к мирной жизни, искать работу. Анна Михайловна вспоминает, как в деревне Кундыш была организована артель по пошиву одежды. В двух частных домах разместились швеи, каждая со своей машинкой, и два закройщика – П.И. Новоселов и А.И. Смертина. В одном доме жители заказывали легкое платье, в другом для них шили верхнюю одежду, перешивали шинели на детей. 23-летней Анне тоже хотелось наряжаться, и она поступила ученицей к мастерицам. Брат Василий одолжил сестренке свою швейную машинку, которая всю войну его "кормила". Анна старалась в учебе и через год заработала денег на собственную машинку. В праздники молодежь надевала свои лучшие одежды и выходила на гулянье. Исстари в каждом населенном пункте было принято отмечать свой престольный праздник: в Водозерье – Николу, на Красном озере – Успение, в Широкундыше – Петров день, на Шуме – Ильин день, в Килемарах – Троицу. На одной из вечерок она познакомилась с Василием Петровичем Журавлевым, который стал за ней ухаживать. Но у Анны был парень в Подмосковье, с которым во время войны она познакомилась в Латвии. Тот звал невесту к себе, и Аня готовилась к отъезду. Однако родители воспротивились. "Женихи на дороге не валяются, только возгордись – останешься одна", – сказал ей отец. Анна послушалась родителей и осталась. Свадьбу сыграли в 46-м году. В большой дом Колесниковых зять перебрался не один. Вместе с ним там поселились его мать, сестра и брат. Золовка Анны через полгода вышла замуж и уехала на Север. Деверь нашел себе невесту на Красном озере и ушел туда, а свекровь так и жила с ними до самой смерти. Правду сказать, свекровь чувствовала себя в их доме полновластной хозяйкой. А родная мать учила Анну терпению и покорности. "Я сколько всего пережила за свою жизнь – только печь на мне не лежала!", – шутит моя собеседница. В 1947 году у супругов Журавлевых появилась на свет Галина. Анна Михайловна оставила первенца на попечение своей матери и вышла на работу в колхоз. В "Пробуждении" выращивали лен, который в ту пору приносил большие доходы. Трудились без выходных, исключением были лишь 2 дня в году: Рождество и Пасха. На работу выходили к 6 утра, так что вставали в 3 часа, чтобы успеть управиться со скотиной в собственном хозяйстве. Дома держали коров, телят, овец и поросят. С каждого хозяйства требовалось сдать государству 40 кг мяса живым весом, 9 кг масла топленого, 75 штук яиц. За работу в колхозе получали гроши, в основном натуроплатой. На 1 трудодень выдавали по 200 граммов ржи, распределяли солому, корма и мукомольные отходы. Нерадивых за 1 прогул лишали 5-ти трудодней. По наряду посылали вручную корчевать лес от пней. Орудиями труда служили мотыга, топор и вага. У корчевателей были свои секреты: мотыгой расчищали корни от земли, приподнимали их на поверхность с помощью ваги, перерубали и оставляли на год-другой гнить. Когда пень подгнивал, его было легче выкорчевать. Много лет отдала Анна Михайловна выращиванию колхозных утят. За достижение высоких показателей в птицеводстве в 1959 году ей было присвоено звание "Лучшая птичница Марийской АССР" и вручена Почетная грамота Президиума Верховного Совета МАССР. В 1968 году за активное участие в колхозном и культурном строительстве республики она была награждена Почетной грамотой Марийского обкома КПСС и Совета министров МАССР.

В 1949 году в семье появился второй ребенок – сын Петр. Потом с интервалом в 3-5 лет родились Виталий, Ольга, Александр, Нина. Анна Михайловна с гордостью показывает "Медаль материнства" 1-й и 2-й степеней. Выйдя в 50 лет на льготную пенсию, А.М. Журавлева, не оставила работу. 12 лет она днем выполняла задания по наряду, куда пошлют, а вечером убиралась в конторе. "Лошадь давно бы сдохла, а я все живу", – вкрапляет в разговор свой "фольклор" неунывающая Анна Михайловна. Вынянчиться с детьми помогла ей мать, Мария Даниловна, которая прожила до 93-х лет. А великая труженица Анна Михайловна пережила и свою свекровь – та умерла в 56 лет, и мужа Василия-кузнеца, который дожил только до 66 лет. Бывший фронтовик, воевавший под Сталинградом, был неоднократно ранен. С войны он носил осколок в легких, что сократило его жизненный путь.

Сейчас Анне Михайловне 87 лет. У нее 6 детей, 14 внуков и 11 правнуков. Одиннадцатый родился совсем недавно – 11 июня, а свадьбу его родители играли два года назад 11 августа. Вот такое совпадение. Большая семья собирается за общим столом не только в праздники. Дети и внуки любят бывать у бабушки в Водозерье. А бабушка – мастерица на все руки. Она до сих пор вяжет крючком великолепные скатерти и покрывала и дарит их всей родне. И нет ничего вкуснее ее пирогов, которыми она с удовольствием угощает своих домашних.

"Мне не на че гневаться, только жить бы да жить, да вот сердце подводит", – говорит на прощание Анна Михайловна. Желаем ей здоровья и долголетия, пусть живет не меньше, чем ее добрая мать.

 

Ирина КОСАРЕВА

 

http://www.kilemary.com/index.php?mod=news&act=show&id=296

22.06.09.