Автор проекта

Александр Соколов

Выпускник Марийского государственного университета. Историк, археолог, этнолог, журналист.

Старший научный сотрудник Центра археолого-этнографических исследований МарГУ.

«Блажен, кто память предков чтит»

(Гёте)

НЕЧАЕВ Петр Григорьевич

НЕЧАЕВ Петр Григорьевич (1852 год - ?).

Деятель промышленности, мещанин из Уржума, стекловар Валамазского стекольного завода Глазовского уезда Вятской губернии (на 1896 год) / ныне Красногорский район Республика Удмуртия. Старший сын Г.М. НЕЧАЕВА.

В семье у Петра Григорьевича была жена и четверо детей.

Процесс производства стекла строился так: в лесах находили места залежей кварцевого белого песка, вывозили на лошадях на территорию завода, затем сушили его в печках, которые отапливались дровами. Сухой песок просеивали на ситах, изготовленных из металлической сетки. Составляли пропорцию необходимых составляющих: песка, сульфата, древесного угля и соды. Смешивали все это на специальной площадке деревянными лопатами и добавляли стеклобой. Так получался состав шихты для изготовления стекломассы, затем засыпали в печь и варили 2-3 суток. После того, как стекло было готово к выработке, к работе приступали мастера - стеклодувы. Мастер — стеклодув с помощью специальной трубки, которую брал в рот, набирал стекло, а потом силой своих лёгких выдувал халявы для оконного стекла. «Жара в гуте (цех с ванной печью) невыносимая, вентиляции никакой. Пока сделаешь норму, на рубахе соль выступит», - вспоминал бывший стеклодув М.Н. Такаев.

Помощник мастера - баночник набирал из горшка на железную трубку стекломассу и катал в металлическом долоте для изготовления наборной баночки. На эту наборную баночку мастер набирал стекломассу из горшка в количестве до 3 кг и катал в деревянном долоте, раздувая стекломассу в виде пузыря. Затем, достав из долота, начинали размахивать в разные стороны для того, чтобы пузырь вытягивался в цилиндр длиной до 90 см. Этот цилиндр назывался халявой. Сделав халяву, мастер передавал ее баночнику. Баночник относил халяву в обжигательный рукав. Откладчик клал халявы на вагонетки, находящиеся в обжигательном рукаве. Когда вагонетка наполнялась, откладчик подавал сигнал в съемную. В съемной ручными лебедками тянули рукав, когда вагонетки выходили из рукава, халявы снимались и отправлялись в отборную. Там обрезали головку и донышко халявы, а после этого халявы передавались кольщику, который разрезал халявы вдоль алмазом.

Разрезанные халявы относили в разводный цех. Там накладчик клал их в печь на лафетную плиту, где она нагревалась и разгибалась. Лафетная плита вращалась в печи при помощи поворотного колеса, которое крутил рабочий. Когда разогнутая халява подходила к мастеру-гладильщику, он давал сигнал рабочему - крутильщику, и тот останавливал поворот лафеты. Мастер сглаживал халявы до листового стекла. По сигналу мастера лафета продвигалась к съемщику стекла, который снимал лист стекла и перекладывал в обжигательный рукав на вагонетку. По сигналу съемщика стекла вагонетки тянулись ручной лебедкой в съемную, где стекло разрезали алмазом до нужных размеров. Затем стекло складывали в деревянные ящики, которые делали на тарном цехе, перекладывали их соломой. В ящик клали по 25 листов. После чего продукцию крестьяне на лошадях транспортировали в г. Глазов. При заводе имелся конный двор (100 лошадей), где преобладали лошади-тяжеловозы.